George Cross
ГлавнаяФорумКонтактыО СебеКарта Сайта

 

Братья-славяне

БИТВА ЗА УКРАИНУ. Год 1919-й
Дмитрий МИТЮРИН, журналист (Санкт-Петербург)

Имена Петлюры и Щорса стали символами Гражданской войны на Украине. Той войны, которая разделила украинцев не столько по классовому, сколько по национальному признаку. Ведь в плане политическом и Петлюра, и Щорс считали себя социалистами. 

Карьера-1. Петлюра

Симон ПетлюраСимон Петлюра

Симон Васильевич Петлюра родился в 1879 году в Полтаве в многодетной семье зажиточного мещанина, промышлявшего извозным промыслом. Возможно, одного из его предков могли живым вытащить из петли, наградив столь звучным и хлестким прозвищем - Петлюра.
Родители прочили Симону путь в будущее, через окончание духовной семинарии и получение сана священника, но их замыслы пошли прахом.
Проникнувшись марксизмом, как учением позволяющим навести справедливость в экономической сфере, он еще больше увлекся идеей создания независимой Украинской державы, благосостояние которой будет базироваться на крепких крестьянских хозяйствах, а политическая система – на традициях казацкого войска.

Из семинарии Симон вылетел, и, вступив в Революционную украинскую партию (РУП), начал писать статьи, которые публиковал во львовской прессе. Именно входящая в состав Австро-Венгрии Галиция с ее главным городом Львовом, по замыслу националистов и должна была стать объединяющим центром будущей Украинской державы. Правда, для ее создания следовало разрушить две империи - Габсбургов и Романовых, да еще отбить претензии тоже мечтавших о возрождении своей государственности поляков, видевших новую Речь Посполитую, как минимум с Львовом, но желательно и с Киевом.

В начале ХХ века и украинские и польские планы выглядели утопией, но Первая мировая война сделала их реальностью.

К моменту выхода на авансцену истории, Петлюра порядком разочаровался в своих идеях. Обзаведясь семьей и будучи довольно видной фигурой в украинском масонстве он нашел теплое место в занимавшемся снабжением армии «Всероссийском союзе земств и городов» и склонялся к тому, что все украинцы вполне могут существовать и в рамках Российской империи.

Февральская революция дала ему шанс, которым он с блеском воспользовался. Ужасаясь развалу фронта, Временное правительство разрешило приступить к формированию национальных частей из представителей народов, которым в будущей «свободной России» обещались автономия и разного рода преференции.

Петлюра оседлал процесс создания украинских национальных соединений и стал членом Украинского генерального войскового комитета. Это был пропуск в большую политику, а заодно и в созданную явочным порядком Центральную Раду, пытавшуюся позиционировать себя в качестве верховной власти на Украине, но пока еще не заявлявшую о намерении отделится от России.

Впрочем, вектор процесса был очевиден. Сначала (10 июня 1917 года) в Первом универсале Рада в одностороннем порядке объявила об автономии, а затем был создан исполнительный орган – Генеральный комиссариат, в котором Петлюра возглавил военное ведомство.

В ноябре 1917 года между националистами и большевиками началась борьба за Киев и Украину в целом.

Когда в январе 1918 года рабочие завода «Арсенал» подняли восстание против Центральной Рады, Петлюра с винтовкой наперевес руководил его подавлением и последующими расправами. Однако уже через несколько дней Киев был занят Красной армией. Затем ситуация снова резко изменилась, и во главе отделившейся в соответствии с Брестским миром от России Украины немцы поставили гетмана - бывшего генерал-лейтенанта-русской армии Павла Скоропадского.

Петлюра, не принимавший ни большевиков, ни гетмана, был посажен в киевскую тюрьму, откуда его выпустили уже после разгрома Германии в Первой мировой войне, по настоянию видевших в нем единомышленника немецких социал-демократов.

Пообещав не выступать против Скоропадского, Петлюра уехал в Белую церковь, где сразу же вошел в созданное националистами правительство –Директорию, заняв в ней узловую должность Главного атамана армии и флота (то есть опять-таки военного министра). 18 ноября 1918 года его части начали марш на Киев…

Карьера-2. Щорс

Прапорщик Николай Щорс. 1916 год Прапорщик Николай Щорс. 1916 год

Данные о детских и юношеских годах Николая Александровича Щорса скудны, что впоследствии дало повод некоторым псевдоисторикам утверждать, будто весь он является абсолютно выдуманным историческим персонажем. Однако, нехватка сведений касается лишь отсутствия мемуарных свидетельств, показывающих в какой обстановке формировалось его личность.  

Родился и вырос он в поселке Сновск Городнянского уезда Черниговской губернии в семье переехавшего из Белоруссии рабочего железнодорожника. Зарабатывали железнодорожники неплохо и отец постарался дать сыну приличное образование. Однако, кроме старшего Николая в семье были еще сын и три дочери, так что о гимназии думать не приходилось. Сравнительно неплохим вариантом представлялась киевская военно-фельдшерская школа выпускник которой получал права вольноопределяющегося с перспективой получения офицерского звания. Николай закончил ее в 19-летнем возрасте, как раз накануне Первой мировой войны, но будучи призван в армию предъявил свидетельство, в котором последняя цифра – четверка – переправлена на двойку. Столь нехитрым способом он сократил срок своей службы вольноопределяющимся с трех лет до года.

Отслужив фельдшером год на фронте и еще несколько месяцев в запасном батальоне, Николай получил направление в Виленское пехотное училище на четырехмесячные курсы. По его окончании в чине подпоручика сражался на Юго-Западном и Румынском фронтах.

После развала фронта и подписания Брестского мира с немцами, Николай Александрович решил сражаться против оккупировавших Украину австро-германцев. Подавшись в пограничную с Россией деревню Семеновку, он с друзьями принял участие в восстании и даже командовал объединенным партизанским отрядом Новозыбковского уезда. Такие восстания были на Украине делом довольно частым, поскольку крестьянам не нравилось в каких количествах немцы отбирали у них сало, «млеко» и «яйки». Повстанцев громили, после чего они уходили в Россию и скапливались в т. н. «нейтральных областях», выжидая своего часа.

Покинув Украину, Щорс побывал в Москве и Самаре, прибился к большевикам, а в конце августа 1918 года вернулся в «нейтральную область», где беглые повстанцы формировались в подразделения, подчинявшиеся подконтрольному большевикам Всеукраинскому центральному исполнительному комитету.

В районе Унечи Щорс принял командование 3-м Украинским советским полком имени Богуна, а затем стал командиром бригады, в которую также вошел Таращанский полк Василия Боженко.

Руководитель будущего похода Владимир Антонов-Овсеенко писал, что «красноармейцы любили Щорса за заботливость и храбрость, командиры уважали за толковость, ясность и находчивость». Офицерское образование выделяло Николая Александровича среди других командиров, хорошо дополняя присущие ему черты лидера.

Бригада входила в 1-ю Украинскую повстанческую дивизию, которой командовал Иван Локатош, но когда в декабре 1918 года начался поход на Украину, именно бригада Щорса находилась на острие наступления, так что именно с ним и ассоциировались победы одержанные большевиками.

Красные против жовто-блакитных

Большевистское наступление началось, после получения известия о выходе из войны Германии и выводе немецких войск с Украины. Сначала речь шла о локальных пограничных операциях, которые активизировались одновременно с обострением боевых действий между Петлюрой и Скоропадским.

Войска Директории обрастали новыми отрядами, в то время как брошенный немцами гетман пытался сформировать части из находившихся в Киеве офицеров бывшей царской армии - ту самую воспетую Михаилом Булгаковым «Белую гвардию», командующим которой стал генерал Федор Келлер.

Однако сил у гетмана оказалось слишком мало. 14 декабря петлюровцы взяли Киев, а Келлер был расстрелян ими у памятника Богдану Хмельницкому.

Казалось, мечта Петлюры о независимой Украине обрела реальность, тем более, что акт воссоединения с Украинской народной республикой (УНР) подписали и лидеры возникшей в Галиции на бывших австро-венгерских землях Западно-Украинской народной республики (ЗУНР).
Однако ситуация развивалась слишком быстро и триумф оборачивался поражением. С севера надвигались войска Украинской Красной армии с щорсовцами и червонными казаками Примакова в авангарде.

Директория направила ноту в Москву, требуя объяснения – на каком основании Украина подверглась агрессии. Ответ оказался вполне предсказуемым – Красная армия на Украину не вторгалась, а против буржуазно-националистического правительства поднялись собственные же рабочие и крестьяне. 16 января 1919 года обиженная Директория объявила войну Советской России, что, в общем, ничего не меняло.

Украинская Советская армия действительно опиралась, прежде всего, на местные ресурсы, причем не только пролетариат, но и крестьянство. Самый авторитетный полководец Директории Петр Болбочан был отстранен от командования, поскольку считался слишком правым. На сторону красных переходили целые соединения, включая отряды атаманов Зеленого и Григорьева. Считавшиеся самыми «надежными» части «сичевых стрельцов» (ранее служившие в австро-венгерской армии) периодически выдвигали собственные политические претензии.
28-31 января в бою под Броварами 1-я украинская советская дивизия сломила сопротивление пятитысячного петлюровского войска, после чего Щорс составил хорошо проработанный план взятия Киева. Однако, отсутствие единого командование и бегство Директории упростили ситуацию. 4 февраля 1919 года большевики вошли в город. Николай Александрович был назначен комендантом и вместе с Василием Боженко удостоился от ВЦИК Почетного золотого оружия.

3-2-я пехотная дивизия УНР Запорожская Сечь 2-я пехотная дивизия УНР Запорожская Сечь

В марте, приняв должность командира 1-й Украинской дивизии, Щорс отбил у петлюровцев Житомир, Винницу, Жмеринку и нанес им крупное поражение в районе Броды – Проскуров.

Однако, политическая ситуация к этому времени запуталась до невероятности.

В восточных районах красных теснила занявшая Донбасс белогвардейская Добровольческая армия Деникина. Созданная в ЗУНР Украинская Галицкая армия (УГА) вела ожесточенную борьбу с поляками из-за Галиции и Львова. По украинским просторам носились банды всевозможных батьков и атаманов неясной политической ориентации, а самый известный из них - Нестор Махно основал собственной анархистское государство с центром в Гуляй Поле.

Директория, обосновавшаяся в штабном поезде и сопровождаемая сохранившими верность частями, перемещалась на запад, превратившись в государство без территории. Точнее, как пелось в красноармейской песне, «в вагоне Директория, а под вагоном ее территория».

Однако имеющихся у Петлюры сил еще хватало для контрударов. 2 июня его войска совершили прорыв у Проскурова и отбили Каменец-Подольский, который до ноября 1919 года оставался столицей УНР.

Именно тогда, чувствуя себя на гребне успеха, Петлюра разразился серией воззваний, призывая самых именитых красных командиров переходить на свою сторону.

В ответ Щорс и Боженко тоже распространили листовку: «Как встарь запорожцы султану, так и мы тебе отвечаем. Был у нас гетман Скоропадский, сидел на немецких штыках. Сгинул, проклятый. Но вот новый гетман объявился — Петлюра. Продал родину, мать, продал бедный народ. Скажи, Иуда, за сколько грошей продал ты Украину? Сколько платишь своим наймитам, чтобы песьим языком мутили селянство, поднимали его против власти трудовой бедноты? Скажи, Иуда, скажи, предатель, только знай, не пановать панам больше на Украине. Мы — сыны её, бедные труженики — головы сложим, а её обороним, чтобы расцвела на её вольной земле рожь на свободе и сжата была свободным селянством на свою пользу, а не жадным грабителям, кровососам — кулакам и помещикам. Да, мы братья российских рабочих и крестьянства, как братья всем, кто борется за освобождение трудящихся. Не доносить тебе штанов до этого лета. Уж мы тебе бока намяли под Коростенем, Бердичевом, Проскуровом. Уже союзники твои оставили Одессу. Свободная Венгрия протягивает к нам братские руки, и руки ограбленных панами крестьян Польши, Галиции тянутся к горлу твоему, Иуда! Прочь иди в петлю, проклятый! Давись, собака!»

В конце июня красные, включая действующую как всегда в авангарде дивизию Щорса, вновь перешли в наступление, дойдя до реки Збруч, являвшуюся формальной границей между УНР и ЗУНР. Дальнейшее продвижение было приостановлено, поскольку воевать с галичанами большевикам не хотелось. Тем и без того доставалось от поляков, и красные хотели использовать западноукраинцев в качестве своего рода буфера, отделявшего их от более грозного противника.

Однако расчет оказался неправильным. Под влиянием неудач правительство ЗУНР и Галицкая армия смиренно признали Петлюру главой Украины и согласились выполнять все его распоряжения.

Щорс идет под знаменем, красный командир... Из песни М. Блантера и М. ГолодногоЩорс идет под знаменем, красный командир... Из песни М. Блантера и М. Голодного

Теперь уже Щорсу пришлось перейти к обороне, причем рассчитывать на подкрепления уже не приходилось, поскольку за его спиной на востоке, Украинской красной армии пришлось противостоять наступавшим с Донбасса деникинцам.

Фактически большевики на Украине оказались между петлюровским молотом и деникинской наковальней. Другое дело, что эти инструменты принадлежали разным владельцам. И, когда планируя наступление на Киев, Петлюра попытался установить контакт с Деникиным, чтобы координировать действия и установить линии разграничения своих войск, ответом ему было глухое молчание.

Тайна гибели начдива

Кризисное положение большевиков, усугублялось внутренними разногласиями. Еще в марте 1919 года борьбу с красными начал атаман Зеленый, погибший, кстати, в бою с деникинцами, а не большевиками. В мае грянул мятеж 6-й Украинской дивизии Григорьева, быстро подавленный, но сорвавший план прорыва на помощь Венгерской Советской республики.

В мятеже приняли участие и подразделения Приднепровской бригады 20-летнего Антона Шарого (псевдоним – Богунский), который и сам стал издавать антисоветские воззвания, был арестован и расстрелян по личному приказу Троцкого.

Ожидания новых измен заставило Троцкого активизировать борьбу с тем, что он называл «партизанщиной», воплощением которой ему как раз и казались командиры подобные Щорсу и Боженко.

Гибель начдива. худ. Павел Соколов-Скаля Гибель начдива. худ. Павел Соколов-Скаля

И хотя дивизия Щорса в этих событиях сохраняла верность Советской власти, очевидно, что ее командиры находилась на подозрении. Буквально в течение месяца последовало три загадочных смерти. 11 августа командир 3-й бригады Тимофей Черняк был убит неизвестными при попытке угомонить полк, сформированный из военнопленных Галицкой армии.

В эти же дни с явными признаками отравления слег Василий Боженко. Он умер 21 августа. А 30 августа настал черед самого Щорса.

По официальной версии он был сражен пулеметным огнем у села Белошицы в бою с украинской Галицкой армией.

Свидетелями гибели Щорса стали его заместитель Иван Дубовой, командир Богунского полка Казимер Квятек и уполномоченный реввоенсовета 12-й армии Танхиль-Танхилевич.

Гражданская жена Щорса сотрудница ЧК Фрума Хайкина писала в 1935 году: «Бойцы, как дети, плакали у его гроба. Это были тяжелые времена для молодой советской республики. Враг, чувствовавший близкую гибель, делал последние отчаянные усилия. Озверевшие банды жестоко расправлялись не только с живыми бойцами, но издевались и над трупами погибших. Мы не могли оставить Щорса на надругательство врагу… Мы решили похоронить его в Самаре».

Удивительно, что место, где похоронили героя революции, попросту забыли и нашли его только в 1949 году. Тогда же при эксгумации выяснилось, что Щорс был убит выстрелом в затылок, хотя по свидетельству Дубового: «Пуля вошла спереди, и вышла сзади».

Так что же произошло с Щорсом?

Почти наверняка речь шла о преднамеренном убийстве. Вряд ли его могли организовать петлюровцы или белогвардейцы (с которыми, кстати, Щорс ни разу и не сражался). Самый вероятный кандидат на роль убийцы – Танхиль-Танхилевич, человек из окружения Троцкого, избавляющий своего шефа от еще одного представителя «партизанщины». Дубовой, как очевидный преемник Щорса в должности комдива - также лицо заинтересованное. Сложнее всего объяснить молчание старого друга Щорса Казимира Квятека, но и у него могли быть свои стимулы. В 1926 году он станет командиром 44-й (бывшей щорсовской) дивизии, и, как водится, «сгорит» вместе с Дубовым и Танхиль-Танхилевичем в огне сталинских чисток.

Тогда в 1919 году расследование гибели начдива никому было не интересно. Вихрь последующих событий заслонил образ погибшего героя, пока им не заинтересовался товарищ Сталин, который в 1935 году заказал режиссеру Александру Довженко снять фильм «об украинском Чапаеве», назвав именно фамилию Щорса.

Наверняка версия об убийстве Щорса по приказу Троцкого была известна вождю, сыграв роль при определении кандидатуры главного персонажа.

Так с большим опозданием, но вполне заслуженно Николай Александрович вошел в пантеон героев большевистской революции. А Петлюра стал ее главным антигероем.

Жовто-блакитные против белых

Как раз в день гибели Щорса Петлюра одержал свою самую главную победу – его войска взяли Киев. А на следующий день Главный атаман потерпел самое главное и унизительное свое поражение.

В 6 часов утра 31 августа Украину облетела телеграмма о взятии Киева войсками Директории под командованием генерала Галицкой армии Кравса. Правда, в телеграмме не говорилось, что в этот же день три кавалерийских полка белых под командованием Бредова установили контроль над одним из центральных районов города – Печерском.

Бессистемно, петлюровские командиры пытались договориться с деникинцами о разграничении и одновременно готовили запланированный на пять часов пополудни парад своих войск перед Городской Думой. Собравшаяся на Крещатике толпа горожан была настроена противоречиво: одни выкрикивали лозунги о «Великой и Неделимой», другие за Директорию. Но драк не было, поскольку в публике ходил слух, что деникинцы и петлюровцы будут брататься. Когда площадь заполнили галицкие части, появились три эскадрона деницикинцев в сопровождении церковной процессии. Белогвардейский полковник заявил, что его часть тоже будет участвовать в параде, и предложил повесить на Думе рядом с украинским флагом российский триколор, на что Крафт вроде бы согласился. Но когда два знамени затрепыхались рядом, на площади появились петлюровцы генерала Сальского и через несколько минут русский флаг лежал в грязи под копытами коня их командира. Относительно того, что произошло дальше, свидетельства расходятся, но факт, в разгоревшемся прямо на Крещатике бое полная и безоговорочная победа осталась за белогвардейцами. Располагая примерно четырьмя тысячами штыков и сабель, деникинцы разгромили отряды петлюровцев общей численностью не менее 18 тысяч. Вечером на переговорах Кревс подписал приказ о выводе своего войска из города, после чего покорно выслушал нотацию Бредова, закончившуюся словами: «Киев никогда не был и не будет украинским».

Петлюра, еще днем 31 августа готовившийся прибыть к Городской думе, узнав о случившемся, занял выжидательную позицию. А спустя пять дней, после того как в его тылу объявилась пробивавшаяся к своим красная группа Якира (из трех дивизий) ему пришлось думать только об обороне. 

Сосредоточившись на выяснении отношений, друг с другом, красные и белые периодически отвешивали ему болезненные удары, в то время как внутри самой Директории усилились разброд и шатание. В конце концов, акт воссоединения с ЗУНР оказался денонсирован, а Галицкая присоединилась к белогвардейцам, затем переметнулась к красным, и, в конце концов, оказалась расформирована.

В декабре 1919 года, отправив остатки своего войска в поход по тылам красных, Петлюра уехал в Польшу и заключил союз с Пилсудским. Тот обещал ему помощь в создании Украинской республики в обмен на Галицию, Волынь и Подолию в качестве комиссионных.

Несколько соединений петлюровцев приняли участие в советско-польской войне, а сам Главный атаман в июне 1920 года даже побывал в занятом поляками Киеве. Последовало контрнаступление Красной армии, отбившей не только Киев, но и едва не овладевшей Варшавой. Затем грянули «чудо на Висле», новые успехи польского оружия, и, наконец, Рижский мир, оставивший за Польшей Западную Украину и Западную Белоруссию и окончательно списавший Петлюру в политические лузеры.

Парад частей Добровольческой армии в Киеве

Парад частей Добровольческой армии в Киеве

Чтобы не дразнить Советский Союз поляки уговорили его эмигрировать во Францию, где он без успеха пытался сплотить вокруг себя украинскую эмиграцию. Получалось плохо – мешала репутация неудачника. Впрочем, упорства Петлюре было не занимать, и, возможно, он еще сказал бы свое слово.

25 мая 1919 года во время прогулки по тихой парижской улочке Симон Васильевич был застрелен украинским евреем Самуилом Шварцбардом. Тот храбро сражался во французской армии в Первую мировую войну, затем участвовал на стороне красных в Гражданской, и, в качестве мотива убийства, назвал месть за устроенные петлюровцами антиеврейские погромы. Благодаря грамотно выстроенной защите подсудимого оправдали.

На современной Украине Петлюра признан национальным героем. Со Щорсом картина обратная. В рамках кампании по «декоммунизации» переименованный в советские времена в его честь город Сновск снова стал Сновском, а сам Николай Александрович оказался вычеркнут из списка героев. Надолго ли, покажет время.

Георгиевский Крест

 



Комментарии

Комментариев пока нет.

* Обязательные поля
(Не публикуется)
 
Жирный Курсив Подчеркнутый Перечеркнутый Степень Индекс Код PHP Код Кавычки Вставить линию Вставить маркированный список Вставить нумерованный список Вставить ссылку Вставить e-mail Вставить изображение Вставить видео
 
Улыбка Печаль Удивление Смех Злость Язык Возмущение Ухмылка Подмигнуть Испуг Круто Скука Смущение Несерьёзно Шокирован
 
1000
Напишите слово гром наоборот.
 
(введите ответ)
 
Запомнить информацию введенную в поля формы.
 

 

 

Соколов

СОКОЛОВ
Александр Ростиславович

Руководитель проекта

Митюрин

МИТЮРИН
Дмитрий Васильевич

Редактор сайта

 

Подписаться на Новости

 

Реклама