George Cross
ГлавнаяФорумКонтактыО СебеКарта Сайта

 

Наука Войны

НА БОЕВОМ ВОЗУ ПРОТИВ КРЕСТОНОСЦЕВ
Дмитрий МИТЮРИН, журналист (Санкт-Петербург)

В средневековой Европе использовались бронетранспортеры!
Лагерь Гуситов
У каждой нации случается свой звездный час. Для чехов таким звездным часом были гуситские войны. В мрачную, озаренную кострами инквизиции эпоху представители не самого многочисленного европейского народа озвучили новую более гуманную идеологию. И заставили всю Европу себя услышать, противопоставив закованному в броню крестоносному воинству принципиально новую армию, которую можно назвать средневековой мотопехотой.

В бой с чашей

Ян Гус
Ян Гус

Свои имя гуситы получили в честь священника Яна Гуса, сожженного в 1415 году по обвинению в ереси.  На самом деле никаким еретиком он  не был, а всего лишь призывал церковников поменьше думать о роскоши, и побольше – о Боге.

Эмблемой движения стала чаща – как символ причащения вином до которого у католиков допускались только лица духовного звания, но не миряне. Настаивая на праве причащаться вином чешские «еретики», по мнению папы, подрывали особую роль церкви как посредника между людьми и Богом, что заслуживало самого сурового наказания.

Против гуситов объявили крестовый поход, участники которого получали отпущение грехов, высокое жалование  и возможность участвовать в грабежах. Возглавил их  будущий (с 1433 года) Священной Римской империи и король Венгрии Сигизмунд, которого мятежные чехи не захотели признать в качестве собственного монарха. Поскольку путь до Чехии был недалекий, а сама страна считалась богатой и, следовательно, очень подходящей для грабежа в короткое время собралось весьма внушительное крестоносное воинство.

Сигизмунд I Люксембург
Сигизмунд I Люксембург

Исход борьбы казался предопределенным. Сторонники Сигизмунда удерживали западную часть Праги с королевской резиденцией  – Градом. К тому же более состоятельные пражские гуситы - готовы были сложить оружие, если их согласятся допускать к чаще и выполнять ряд других незначительных условий. Рассорившись с ними, более радикальные повстанцы устроили свою столицу на горе Табор в южной Чехии, по названию которой и получили прозвище табориты. 

Но главной проблемой была кажущаяся неспособность повстанцев противостоять профессиональному войску. Ведь их предстояло сражаться с закованными в броню конными рыцари и чуть легче облаченными пехотинцами, при том, что и те и другие были хорошо вооружены, знали тактические приемы и, как правило, обладали боевым опытом. Много ли при таком раскладе шансов у крестьянина или ремесленника, всю жизнь с утра до ночи,  махавшего тяжелыми инструментами типа цепа, топора или молота, но не умевшего убившего убивать, не знающего тактики, плохо вооруженного? Как выяснилось, шансы имеются.

Армия нового поколения

Армия Гуситов
Армия Гуситов во главе с Яном Жижкой

Хотя внешне гуситская армия производила впечатление сброда, ее отличала хорошая организация;  бойцы были идейно мотивированы, понимали свой маневр и четко знали свои обязанности. Разношерстное вооружение отлично подходило для борьбы с рыцарской конницей, а чтобы с успехом использовать его требовались не столько виртуозное мастерство, сколько физическая сила и сноровка на уровне двух-трех четко отработанных движений. Бойцы с алебардами или гвизармами обычно подрезали вражеским коням сухожилия или сдергивали всадников. Те, у кого имелись обшитые железом и усеянные шипами, цепы, моргенштерны (палица, увенчанная шаром с шипами) и топоры добивали рыцарей на земле или рубились с вражеской пехотой. Вместо луков, предпочтение отдавалось арбалетам. Своеобразной «фишкой» гуситов стало широкое применение огнестрельного оружия: из тяжелых бомбард «хуфниц» (от слова houf – толпа) палили по скоплениям противника, а переносные тарасницы использовались в качестве полевой артиллерии. Ручницы, представлявшие собой металлический ствол (длиной около 30 и калибра 1,7 см), надетый на палку, являлись «предками» ружей и винтовок.

Но главным «аттракционом», представленной гуситами программы были боевые возы. В первооснове они представляли собой обычные телеги с деревянными бортами высотой не менее метра. В правом борту имелась откидная дверца, в левом -  небольшие бойницы для стрельбы из ручниц и арбалетов. Кроме того снаружи левый борт укреплялся дополнительной навесной доской, а изнутри висел набитый камнями ящик, служивший своего рода противовесом, хотя, по ходу боя, камни, разумеется, летели в противника. В бою возы скреплялись цепями, а промежутки между ними закрывались досками и павезами (большими щитами) из-за которых палила артиллерия.  
Боевые Повозки Обычно за каждый возом закреплялось 4 лошади и до 20 бойцов (из них не менее 10 арбалетчиков, стрелков и артиллеристов). Обнаружив противника, гуситы стремились занять позицию на возвышенности, либо в таком месте, чтобы иметь естественные прикрытия типа болота, ручья или оврага. Если позволяло время могли и сами набросать вал или вырыть траншею. Возы строились вероятнее всего в прямоугольники. 

Типичный сценарий

Обычно битва начиналась с того, что рыцари и наемная пехота бросались в атаку. При подъеме на возвышенность они выдыхались и одновременно несли потери от огня гуситов, затем безуспешно пытались опрокинуть телеги, пролезть между и под ними. Получив отпор, крестоносцы отступали, после чего гуситы переходили в контратаку, пуская вперед бойцов с холодным оружием и немногочисленную (обычно 10-15% от численности войска) кавалерию.

Тактика ГуситовСчитают, что идею использования возов в качестве полевых укреплений Жижка подглядел в 1410 году у поляков во время битвы под Грюнвальдом, но в любом случае он вывел идею на принципиально новый уровень, рискнув использовать возы в качестве огневого транспортного средства.

С таким дивом невиданным рыцари впервые столкнулись в декабре 1419 году у Накмера и отступили в большом смущении. Но это была даже не стычка, а скорее показательная демонстрация. Настоящее сражение произошло 25 марта 1420 года при Судомерже в полном соответствии с описанным выше сценарием, когда тысячный отряд чешских баронов и рыцарей Ордена Св. Иоанна был разбит примерно вдвое меньшим отрядом Яна Жижки.  

В более масштабном виде этот же сценарий повторился 14 июля 1420 года в битве на горе Витков. Только здесь под началом Жижки было уже около 9 тысяч бойцов. Но и крестоносцев снова оказалось в три раза больше. Итог: гуситы установили контроль над Прагой.
Битва Европейские политики, начиная от папы и далее вниз по иерархии, сидели с отвисшими челюстями, а, немного придя в себя, организовали следующий крестовый поход, потом третий, четвертый. Без толку…

Клин клином

Ян Жижка
Ян Жижка

Жижка умер в 1424 году, но при его преемнике Прокопии Голом гуситы начали сами (с 1427 года) вторгаться в соседние страны в Силезию, Саксонию, Верхний Пфальц, Франконию, Баварию, территории сегодняшней Словакии, дошли даже в борьбе с Орденом немецких рыцарей до Балтийского Поморья (1433). Однако представители папы и чешские католики смогли договориться с умеренными «чашниками», и, объединив силы, двинулись против радикалов (таборитов и «сироток»).
Решающая битва произошла 30 мая 1434 году при Липанах. Перевес был на стороне альянса:

660—720 боевых возов, около 13 000 пехотинцев и около 1200 всадников против 480 боевых возов, от 9 до 10,5 тысяч пехотинцев и 700 всадников таборитов.

Прокоп Голый занял отличную позицию на холме, да еще и укрепил ее траншеей. Пехота альянса двинулась в атаку под прикрытием возов, к возовой обороне радикалов и на доступное расстояние обе стороны начали против друг друга обстрел. По сути это был и первый и единственный бой между гуситскими «бронетранспортерами».
Битва при Липанах После атаки, наступающие начали симулировать фиктивный отход, а табориты перешли в контрнаступление, тем самым открыли свою возовую оборону. Но дальше  привычный сценарий сломался. Возы католиков и «чашников» остановились и открыли огонь, а из обороны выскочила пехота и предположительно также кавалерия альянса. Радикалы пытались вернуться в возовую оборону, однако ту уже не удалось закрыть перед наступающими альянса. Поражение усилила кавалерия радикалов, которая сбежала с боя. В результате таборитский вагенбург все же был взят, а Прокоп Голый и большинство его соратников погибли. Пленных сожгли заживо.

В истории Чехии открылась новая глава, и тактика гуситов оказалась забыта. К использованию в боевых действиях на суше передвижных огневых точек придут только во время Первой мировой войны, когда появятся броневики и танки. И только во время Гражданской войны в России боевые возы вернутся в сильно измененном виде – как тачанки.
Лагерь Гуситов

 Единственным аналогом боевых возов гуситов в средневековой Европе можно считать «гуляй-города», использовавшиеся вооруженными силами Московского царства. Речь идет о сборных деревянных конструкциях, из которых достаточно быстро монтировались стены и деревянные башни на колесах – то есть, по сути, передвижные крепости.

В 1422 году на стороне гуситов сражалось литовское войско во главе с князем Сигизмундом Корибутовичем. Учитывая тесные связи между Литвой и Москвой, нельзя исключать, что именно через литовцев идея боевых возов дошла до русских и была ими творчески переработана.  Самым известным примером использования «гуляй-города» стала победа над крымскими татарами в битве при Молодях (29 июля - 2 августа 1572 года).

Гуситы

Гуситство занимает в чешской истории более чем одно столетие. Эту эпоху можно обозначить рамками 1371-1485 гг. Скорее всего, в 1371 г. родился Ян Гус (точный год рождения не известен), который стал во главе университетских мастеров, пытавшихся радикально реформировать находящуюся в глубоком кризисе церковь. За что 6 июля 1415 г. он был сожжен в Констанц как еретик. Вершиной гуситской эпохи считается 1485 г., когда на сейме в Кутной Горе был объявлен так называемый Кутногорский религиозный мир, который и завершил чешскую реформацию.

Гуситская революция является очевидным феноменом не только чешской, но и европейской истории позднего средневековья. Современная историография называет гуситскую революцию «революцией до революций». По сути, это была первая крупная революция в истории, во время которой в 1419 году произошла первая пражская дефенестрация. 30 июля этого же года вооруженная толпа под руководством Яна Жижки и Яна Желивского, проповедника из костела Девы Марии Снежной, остановилась у ратуши в пражском Новом Месте и добивалась выдачи гуситов, находящихся в заключении. Когда их решительное требование было отвергнуто, гуситские повстанцы поднялись на ратушу и выбросили из окна членов городского совета во главе с бургомистром. Это стало сигналом для начала революции, сравнимым с падением Бастилии, ставшим началом Великой французской революции. У революции без программы нет большой надежды на успех. Поэтому чуть меньше чем через год после пражской дефенестрации гуситы декларировали свою программу, которая состояла из т. наз. четырех пражских статей. Первая статья касалась принятия крови Христа в виде вина мирянами, во второй статье требовалась свобода проповеди “слова божьего”, третья статья запрещала церкви иметь светскую власть и четвертая требовала наказания за общественные и «смертные грехи». Эта программа красной нитью проходит через всю гуситскую эпоху. О гуситской программе речь шла и на совете в Базеле (1433), результатом этих переговоров стало принятие «Йиглавских компактатов» (1436), соглашений, в которых гуситская программа закрепилась в форме приемлемого для обеих сторон компромисса.

Можно сказать, что революционные процессы завершились в 1434 г. судьбоносной битвой у Липан, когда были разгромлены самые революционные части гуситства (радикальные гуситы, а именно табориты и «сироты») коалиционным войском, в состав которого входили католики и умеренные гуситы. Хоть битвой у Липан и заканчивается гуситская революция, но это не означает завершение гуситской эпохи, как многие до настоящего времени полагают. Ее продолжает правительство гуситского короля Йиржи из Подебрад (1458-147), кульминацией является уже упомянутый Кутногорский религиозный мир.

Чешской реформацией мы называем длительный процесс реформирования средневековой церкви. Данный процесс начала группа мастеров пражского университета во главе с Яном Гусом, который основывался на учении английского реформатора Джона Виклифа. Чешская реформация после долгих перипетий достигла своей кульминации именно с объявлением Кутногорского религиозного мира. Это документ, где надежно закреплены достижения гуситской революции, которые были искуплены кровью гуситских Божьих воинов. Принятие Кутногорского религиозного мира было почином поистине эпохальным и вневременным. На следующий тридцать один год он подтвердил соглашения с базельским советом (компактаты) и, прежде всего, гарантировал свободу вероисповедания, или, если говорить иначе, свободу совести. Каждый мог самостоятельно выбрать католическую или гуситскую веру, и никто не мог этому воспрепятствовать. Свободу вероисповедания чешская реформация принесла и в новую эпоху, и поэтому наподобие гуситской революции она называется «реформацией до реформации», второй причиной для этого обозначения является то, что чешская реформация была начата столетие до европейской реформации с ее двумя самыми известными представителями Мартином Лютером и Жаном Кальвином. Чешскую реформацию, продуктом которой стало возникновение Братского единства, первой церкви реформационного типа, можно считать важным вкладом чешского народа в европейское духовное наследие, что дает ему право смело стать в один ряд с такими народами как англичане или французы.

 

Георгиевский Крест

 



Комментарии

Комментариев пока нет.

* Обязательные поля
(Не публикуется)
 
Жирный Курсив Подчеркнутый Перечеркнутый Степень Индекс Код PHP Код Кавычки Вставить линию Вставить маркированный список Вставить нумерованный список Вставить ссылку Вставить e-mail Вставить изображение Вставить видео
 
Улыбка Печаль Удивление Смех Злость Язык Возмущение Ухмылка Подмигнуть Испуг Круто Скука Смущение Несерьёзно Шокирован
 
1000
Какое число больше 14 или 27?
 
(введите ответ)
 
Запомнить информацию введенную в поля формы.
 

 

 

Соколов

СОКОЛОВ
Александр Ростиславович

Руководитель проекта

Митюрин

МИТЮРИН
Дмитрий Васильевич

Редактор сайта

 

Подписаться на Новости

 

Реклама