George Cross
ГлавнаяФорумКонтактыО СебеКарта Сайта

 

Георгиевский Кавалер

ПЕТУШИНЫЙ КРИК ПОБЕДИТЕЛЯ
Дмитрий МИТЮРИН, журналист (Санкт-Петербург)

Клоунада была для Суворова защитной маской!

СуворовВеликий полководец не питал иллюзий по поводу собственной внешности: он ругал свои портреты и приказал занавешивать зеркала в домах в которых останавливался. Но самому себе он знал цену и приказал написать на могиле только три слова: «Здесь лежит Суворов».

Прирожденный солдат

Он был человеком не просто талантливым, но и весьма колоритным. Не случайно количество книг с разного рода анекдотами о нем исчисляется десятками. И при этом многие эпизоды суворовской биографии малоизвестны широкой публики.

Начнем с того, что точно даже неизвестен год его рождения. Диапазон – 1727-й - 1730-й. Зато к числу хрестоматийных относятся рассказы о том, что рос он хилым и болезненным мальчиком, однако закаливанием и постоянными упражнениями приучил себя к самым тяжелым нагрузкам. 

Известно, что отец не считал его подходящим для армейской карьеры, но как-то в гости к Суворовым заехал «арап Петра Великого» Абрам Ганнибал, посмотрел, как мальчик играет в солдатики, послушал, как шпарит сведениями из военной истории и однозначно заявил – быть ему полководцем.

Здесь сразу возникает вопрос, а кем бы Василий Иванович Суворов хотел видеть своего отпрыска? Сам батюшка достиг звания генерал-аншефа, выслужив его на ниве политического сыска и административной работы. При суровой Анне Иоанновне он был военным прокурором, при кроткой Елизавете Петровне – губернаторствовал в оккупированной Восточной Пруссии, при Екатерине II – вычищал из армии сторонников свергнутого супруга и вылавливал заговорщиков, большинство из которых оказывались тривиальными пьяными болтунами. В ту же сторону он тянул и сына, который, вообще-то, был прирожденным солдатом.

Еще хрестоматийный эпизод: стоял как-то молодой солдат Суворов на посту в Петергофе. Мимо проходила императрица Елизавета и захотела одарить его рублем. Худощавый, строгий гвардеец ответил, что находясь на посту принять, ничего не может. Императрица положила рубль на скамеечку и удалилась. А Суворов сменился с поста, забрал монету и носил ее на шее как медальон до конца жизни.

Тихие годы

СуворовВ 1754 году он получил первый офицерский чин, но дальше сказалось влияние батюшки и на протяжении следующих четырех лет ему доставались должности, связанные, то с делами снабжения, то с отловом нарушителей дисциплины.

Естественно молодой офицер рвался в бой, и когда грянула война с Пруссией, добился отправки в армию. Но, видно, снова приложил руку батюшка и оказался он на штабных должностях. Как результат,  участие молодого Суворова в таких знаковых событиях как разгром Фридриха Великого при Кунерсдорфе (1759) и взятие Берлина (1760) было чисто номинальным. И только, в 1761 году этот бьющий копытом боевой конь ринулся, наконец, в сечу.

Командуя сборными кавалерийскими отрядами, подполковник Суворов терзал неприятеля лихими налетами и один раз, разгромив отряд пруссаков, даже подлетел к вражескому лагерю, так что сумел полюбоваться на шатер самого Фридриха Великого. Не случайно, уже став фельдмаршалом, когда Павел I начнет перестраивать армию в фридриховском стиле, он будет говорить «Русские прусских всегда бивали», чему ж, мол, у них учиться?

Потом будут шесть лет командования Суздальским пехотным полком в Новой Ладоге. Эта суровая рутина отмечена составлением «Полкового учреждения» с изложением собственной системы подготовки и обучения войск.

«Тяжело в учении легко в бою» - так афористично изложило ее смысл сам Александр Васильевич. Еще новоладожский период отмечен появлением первых анекдотов о Суворове, когда он, например, провел учебный штурм монастыря, перепугав его обитателей. Акция неожиданная, учитывая, что сам Суворов был человеком на редкость богобоязненным, соблюдавшим все посты и много молившимся.

Тогда же в его «фирменный имидж» вошло кукареканье, которым он, то подавал сигналы, то выплескивал эмоции, а то просто озадачивал собеседника. Другая часть имиджа – аскетизм. Холодные обтирания по утрам, сон на охапке сена, «щи да каша – пища наша».

Уроки полководца

Дебют Суворова в качестве самостоятельного полководца не был ослепительным. В 1768 году польская шляхта подняла мятеж против короля Станислава Понятовского. Екатерина послала на помощь бывшему любовнику войска и началась война полупартизанского типа.

Суворов со своими отрядами разгонял шляхетские шайки, иногда обжигался. Ему, например, не удалось захватить маленький замок Ландскрона и монастырь Тынец. Правда, в том же 1771 году возле Ландскроны он разгромил приехавшего к полякам военным советником французского генерала Дюмурье (Будущего деятеля Великой революции), а чуть позже разбил у Столовичей гетмана Михала Огинского.

Императрица наградила его орденом св. Георгия 3-й степени. И этот знак милости обернется досадой: низшую 4-ю степень он получить уже не сможет, а потому полным Георгиевским кавалером не станет (в отличие от своего ученика Кутузова и менее известных Барклая де Толли, Дибича, Паскевича).

Завершил кампанию Александр Васильевич нудной осадой Краковского замка. Поляки и французы захватили его, проникнув через канализацию, и когда, из-за нехватки продуктов они все же капитулировали, Суворов отомстит им, заставив выйти «тем же нечистым проходом, которым они вошли».

Россия, Пруссия и Австрия возьмут себе по кусочку Польши, причем союзники австрийцы вежливо, но твердо выдавят русские гарнизоны из занятых ими пунктов, что станет для Александра Васильевича неприятным уроком – дипломаты, оказывается, могут обыграть военных. 
  
В целом же императрица была Суворовым довольна. Она отправила его инспектировать крепости на шведской границе, а затем послала на юг – воевать с турками. Здесь-то имя Суворова и загремело по-настоящему.

Явление Топал-паши

Османы называли его Топал-паша (хромой генерал), наверняка считая, что этот грозный воин стал хромым после боевой раны. Ничего подобного: денщик Прошка как-то штопал своему хозяину носок и забыл в нем иглу. Игла вонзилась Александру Васильевичу в пятку и сломалась, кусочек в ней так и остался. Позже австрийцы дадут Прошке специальную медаль с формулировкой «за сбережение здоровья Его Сиятельства».

Итак, Суворов (еще не сиятельство и даже не Топал-паша) прибыл в армию уже ставшего легендой фельдмаршала Румянцева, которого ему очень хотелось превзойти. Получив приказ произвести разведку боем против Туртукая, он взял крепость с меньшими силами и потеряв почти впятеро меньше убитыми (200 и 1000 погибших соответственно). Говорят, что Александра Васильевича хотели предать за нарушение приказа суду, но императрица наложила резолюцию «Победителей не судят».

Всех жителей-христиан Суворов вывел, укрепления разрушил, но турки снова засели в Туртукае и он их оттуда вторично выбил, получив орден св. Георгия 2-й степени. Завершилась же эта война блестящей победой при Козлудже (1774) славу которой Александру Васильевичу пришлось разделить с генералом Михаилом Каменским.
Потом перспективного полководца отправили подавлять восстание Пугачева. Его, правда, и так почти подавили, главным образом благодаря генералу Михельсону. Суворов прибыл к шапочному разбору, но именно ему казаки выдали самозванца. И надо сказать, генерал поступил не слишком гуманно, отправив его в Симбирск в железной клетке.

В 1774 году судьба свела Суворова с двумя другими талантливыми генералами, которые были его соперниками и поведением очень его напоминали. Михаил Каменский (1738-1809) стал фельдмаршалом, но Александру Васильевичу завидовал даже после его смерти и прогуливаясь перед установленным ему на Марсовом поле памятником кривлялся и показывал язык монументу. Погиб Каменский от руки своего крепостного.

Иван Михельсон (1740-1807) в 1806-1807 году командовал русскими войсками на Дунае и умер при осаде Измаила.

Несчастный муж, любящий отец и чуть-чуть политик

Период от восстания Пугачева до войны с турками был относительно мирным для империи, но не для Суворова. В январе 1774 года, проездом через Москву, он женился на княжне Варваре Ивановне Прозоровской (1750-1806) и с этим противником управиться у него не получилось.

Сначала у супругов родилась дочь Наталья (1775-1844), но затем жена украсила голову мужа ветвистыми рогами, изменив ему с секунд-майором Николаем Суворовым (двоюродным племянником полководца). Бракоразводный процесс закончился ничем, и супруги жили раздельно.

Родившегося в 1784 году сына Аркадия он своим не считал. Позже этот юноша тоже пойдет по военной стезе, станет генералом и утонет в 1811 году в реке Рымник, той самой за победу на которой его отец получит графский титул.

Сам же Александр Васильевич свою любовь  сосредоточил на дочке - знаменитой Суворочке. Отца она радовала, и впоследствии, вышла за брата екатерининского фаворита Николая Зубова.

Из восьми внуков и внучек полководца самых больших высот достигнет Александр Аркадьевич Суворов (1804-1822). В 1831 году он привезет Николаю I рапорт о взятии польской столицы, которое произойдет как раз в очередную годовщину Бородинского сражения. Выглядеть это будет очень знаково.

Но вернемся в сложный для Александра Васильевича период, когда, рассорившись с женой, он решил полностью сосредоточиться на службе. До 1783 года Суворов командовал русскими войсками в Крыму и на Кубанской линии, проявив себя не только как полководец, но и как политик. Ловко играя на противоречиях среди крымских татар, он одновременно душил их экономически, выводя с полуострова христианское население. И, в конце концов, полуостров сам, как перезрелый плод, упал Екатерине II в руке. Сходным образом обращался он и с Ногайской ордой, частично разгромив и подчинив ее, а частично выдавив за границы империи.

Граф Рымникский

Вот, что писал Суворов своей дочери после сражения на Кинбурнской косе 1 октября 1787 года: «У нас были драки сильные, нежели в деретесь за волосы; а как в правду  потанцевали, в боку пушечная картечь, в левой руке от пули дырочка, да подо мною лошади мордочку отстрелили: насилу часов чрез восемь отпустили в театру в камеру. Я теперь только что возвратился; выездил близь пятисот верст верхом в шесть дней и не ночью. Нам же весело на Черном море, на Лимане! Везде поют лебеди, ушки, кулики; по полям жаворонки, синички, лисички, а в воде стерляди, осетры: пропасть!».
Не смирившиеся с потерей Крыма турки высадили десант на узкой полоске суши. Резались стенка на стенку. Суворов был в первых рядах. Лошадь под ним убили и она, падая, придавила ему ногу. Турок уже занес над ним саблю, но был заколот мушкетером Иваном Новиковым.

Во время осады Очакова Александр Васильевич задел самого Потемкина стищками: «Я на камешке сижу, на Очков я гляжу». Но крепость пала, а императрица Суворова от гнева «светлейшего» прикрыла и не прогадала. В 1789 году последовали битвы при Рымнике и Фокшанах за которые он получил титул графа Рымникского.

Здесь под его началом действовали и союзники-австрийцы предводитель которых принц Кобургский мудро забыл про свой титул и амбиции и послушно следовал указаниям русского генерала. С его руки молва о чудо-полководце пошла гулять по Европе.
В 1790 году еще более яркий успех – взятие Измаила и орден св. Георгия 1-й степени. Удивляло то, что сильнейшую крепость, защищаемую 35-тысячным гарнизоном штурмовало меньшее (31 тысяча) войско и взяло, потеряв каждого десятого, зато перебив и пленив весь гарнизон до последнего человека.

Фельдмаршал

В этих молниеносных кампаниях полководец действовал по принципу «глазомер – быстрота - натиск». Глазомер – то есть умение оценивать ситуацию и принимать самое оптимальное решение - здесь, конечно же, главное. А быстрота и натиск – способы реализовать это решение. Именно ради быстроты и натиска Суворов предпочитал штыковой удар огневому бою и разного рода обходам, что навлекало на него обвинения в примитивности тактики.
Но также «примитивно», зато эффективно действовал он и во время кампании против поляков, в 1794 году, которая закончилась ликвидацией Речи Посполитой. Финалом ее стало взятие варшавского предместья Праги. Войскам перед штурмом был зачитан приказ: «В дома не забегать; неприятеля, просящего пощады, щадить; безоружных не убивать, с бабами не воевать, малолетков не трогать». Но войска мстили за пасхальную резню, устроенную варшавянами русскому гарнизону, так что поляков, считая с жителями, погибло до 15 тысяч.

Перепуганную делегацию повстанцев Суворов принял на поле битвы, едва ли не среди гор трупов, что лучше всего обрисовывало перспективы дальнейшего сопротивления. И город капитулировал. К Екатерине II полетел рапорт: «Ура! Варшава наша!». Ответ был короткий: «Ура! Фельдмаршал Суворов!»

Так Александр Васильевич получил высшее воинское звание, обойдя девятерых старших по сроку службы генералов. Поставив в ряд девять стульев, он прыгал через них и после каждого скачка, выкрикивал фамилию одного из соперников: «Салтыков!», «Каховский!» и т. д.

Опала

С вступлением на престол Павла I, настали для Суворова черные дни. Любимцев своей матери новый император не жаловал. К тому же император решил переформировать русскую армию на прусский манер; с упором на жесткую муштру и минимизацией полевых учений. Суворов издевался…

Пудра - не порох
Букли - не пушки
Коса - не тесак
Я не немец, а природный русак.


Пришлось удалиться в свои имения. Учитывая огромную популярность Суворова в армии, кто-то из окружения советовал ему устроить военный переворот, но услышал в ответ: «Молчи, молчи, кровь сограждан!».

На положении ссыльного Александр Васильевич жил сначала в Кобрине (современная Белоруссия), потом в Кончанском (Новгородская губерния). В феврале 1798 года его призвали ко двору, но в Петербурге он выдал целый набор чудачеств с кукареканьем и скольжением по паркету, за которые был отослан обратно. Такая клоунада была для Александра Васильевича формой протеста и возможностью отстаивать свое мнение (в данном случае на организацию армии). Формой экстравагантной, но разумной. Кто будет казнить клоуна? Да и завистники поневоле умеряли свою злобу. Нельзя же злиться на «шута горохового»?

«Воюй, как умеешь!»

Россия между тем вступила в антифранцузскую коалицию, и, по настоянию австрийцев, командовать союзными войсками в Италии назначили именно Суворова, который совсем уже уходить в монастырь собрался. Павел I разрешил ему воевать «как умеет» и добавил: «Вы будете бить французов, а мы вам будем бить в ладоши!».

Перед отъездом Александра Васильевича посетил царский любимец Федор Ростопчин. Суворов разложил карты и дал точный анализ геополитической ситуации, обрисовал стратегический план кампании. «Слова текли как река. Мысли все были человека чрезвычайного. Подобное от него красноречие, - рассказывал Ростопчин, - я слышал в первый раз. Но посреди этой реки, когда я весь был превращен в слух и внимание, Суворов сам вдруг из Цицерона и Юлия Цезаря обратился в птицу и запел громко петухом. Не укротив первого движения, я вскочил и спросил у Суворова с огорчением: Как это возможно? А он взял меня за руку и, рассмеявшись, сказал: «Поживи с мое, закричишь и курицей»».

Последний прорыв

Две последних военных кампании Суворова – Итальянская и Швейцарская – вогнали Европу в ступор, заставив вспомнить о подвигах величайших полководцев мировой истории. Целая плеяда лучших генералов Французской республики пала жертвой сухощавого старичка, которого на карикатурах представляли страшным великаном. При Адде он разбил Моро, при Нови – Моро и Жубера, при Требии – Макдональда, в Швейцарии – «любимое дитя победы» Массену.

Правда, общий итог Швейцарской кампании оказался неудачным для союзников из-за разгрома корпусов Римского-Корсакова и Готце, а более всего из-за предательского поведения австрийцев.
Суворовским чудо-богатырям пришлось с боями прорываться через считавшиеся непроходимыми горные хребты и ущелья; громить врага при Сен-Готарде, на Чертовом мосту, в Муттенской долине.
Александр Васильевич получил звание генералиссимуса и возвращался на Родину сказочным героем. Но пока он ехал домой, что-то в голове императора щелкнуло (вероятно, ему донесли о ранее замышлявшимся военном перевороте). Последовала письменная выволочка по явно надуманному поводу: почему он имел при себе дежурного генерала, хотя такая привилегия положена лишь императору? Триумфальную встречу отменили, и эта несправедливость буквально подкосила полководца. Остановившись в Петербурге у родственников, он слег. Приехавшему требовать отчет царскому любимцу графу Кутайсову Суворов ответил: «Я готовлюсь отдать отчет Богу, а о государе я теперь и думать не хочу…».

Смерть последовала 6 (18) мая 1800 года. При выносе гроба его не удавалось вытащить через узкие двери. Тогда, ветераны-гренадеры со словами: «Суворов везде пройдет» спустили его с балкона.

Остановить этого полководца могла только смерть. Но остановить его славу было и ей не под силу.

 

Георгиевский Крест

 



Комментарии (2)

Вы просматриваете: Петушиный Крик Победителя
Full StarFull StarFull StarFull StarFull Star 5/5 (2)
FacebookGoogle+Twitter
Gravatar
Full StarFull StarFull StarFull StarFull Star
Владимир (Ораниенбаум, Россия) говорит...
Замечательно!
6th January 2017 11:23pm
Gravatar
Full StarFull StarFull StarFull StarFull Star
Александр (Львов, Украина) говорит...
Спасибо!

Читал с интересом!

С уважением Александр.
29th August 2016 12:55pm
Страница 1 из 1

* Обязательные поля
(Не публикуется)
 
Жирный Курсив Подчеркнутый Перечеркнутый Степень Индекс Код PHP Код Кавычки Вставить линию Вставить маркированный список Вставить нумерованный список Вставить ссылку Вставить e-mail Вставить изображение Вставить видео
 
Улыбка Печаль Удивление Смех Злость Язык Возмущение Ухмылка Подмигнуть Испуг Круто Скука Смущение Несерьёзно Шокирован
 
1000
Сколько будет 1 + 2 + 3?
 
(введите ответ)
 
Запомнить информацию введенную в поля формы.
 

 

 

Соколов

СОКОЛОВ
Александр Ростиславович

Руководитель проекта

Митюрин

МИТЮРИН
Дмитрий Васильевич

Редактор сайта

 

Подписаться на Новости

 

Реклама